Крюков Николай Николаевич

 

 

Эти слова высечены на скромном надгробии актёра театра и кино Николая Николаевича Крюкова на Серафимовском кладбище Санкт-Петербурга. Любимый актёр нескольких поколений зрителей, впервые снявшийся в кино ещё в 1938 году, получил звание заслуженного артиста России, когда ему шёл семьдесят шестой год. Так сложилась его человеческая судьба.

Николай Крюков родился 8 июля 1915 года в старинном селе Замытье, ныне это Рамешковский район Тверской области. Окончив сельскую школу, он уехал в Ленинград, трудился рабочим на заводе «Севкабель». Юношеское увлечение театром переросло понимание, что это его жизненное призвание. Начав с самодеятельной студии при родном заводе, он затем поступил в студию знаменитого Ленинградского Большого драматического театра, которую окончил 20-летним, в 1935 году. Уже на следующий год Николай начал профессиональную актерскую деятельность, поступив в театр-студию талантливого режиссера и драматурга Сергея Радлова, преобразованную в 1939 году в театр имени Ленсовета. Несколько предвоенных лет принесли молодому актёру огромную популярность и, без преувеличения, любовь взыскательных ленинградских зрителей. Радлов вводил его на многие ведущие роли в своих театральных постановках. Тогда же он впервые прикоснулся к кино, сыграв роль второго плана в фильме Леонида Лукова «Морской пост» — о пограничниках одного из тихоокеанских гарнизонов. В 1940 году Крюков снялся в киноленте «Политрук Колыванов». Хотя завершить съёмки картины помешала война, в своих официальных творческих карточках Николай Николаевич всегда называл эту работу.

Мировая война резко изменила судьбу и театральную карьеру нашего земляка. С приближением фашистов к Ленинграду театр имени Ленсовета не был эвакуирован, труппа продолжала играть и в условиях блокады. Только в марте 1942 года едва живых артистов вывезли в Пятигорск, и вскоре театр возобновил там деятельность.

Летом немецкие войска подошли к Пятигорску, и театр вновь стали готовить к эвакуации. Но обстоятельства сложились трагически: немецкий авиадесант молниеносно взыл город. Артисты ждали у входа в театр, когда придут два обещанных грузовика, а вместо них появились немецкие мотоциклисты. Вспоминают, что Сергей Эрнестович Радлов, оценив ситуацию, произнёс: «Всех прошу вернуться в общежитие и по возможности постараться отдохнуть и подкрепиться. Произошло то, что произошло. Это надо принять как неизбежное. Постарайтесь быть сдержанными в своих высказываниях при общении и запомните хорошую пословицу: молчание — золото. Проявите терпение и такт, не забывайте, что вы артисты театра, достойного уважения всеми, где бы он ни оказался по воле рока...»

Эти слова оказались пророческими. Оккупационные власти были осведомлены о том, что к ним в плен попал столичный театр высочайшей категории. В феврале 1943 года актеров погрузили в товарный вагон и отправили в Запорожье. Режиссёр с умом дипломата и талантом большого артиста, отлично владевший немецким языком, сумел доказать немецкому командованию, что расправа над его театром не принесёт им лавров, что театр должен остаться единым организмом, что такое решение одобрил бы и Берлин.

В Запорожье состоялась премьера «Гамлета» с Николаем Крюковым в главной роли. В сентябре того же 1943 года немцы перевозят театр в Берлин, и начались его перекочёвки по Европе. Волею судьбы часть театра во главе с Радловым оказалась на юге Франции, где они показывали для русского зрителя спектакль «Без вины виноватые» по пьесе А.Н. Островского.

Когда Франция была освобождена союзниками, актеров перевезли в Париж, а затем, по предложению советской миссии, все они вернулись на Москву. Но на родине их ждали арест и обвинение в измене Родине. Приговор — десять лет лагерей.

Николая Крюкова, как и других актеров-радловцев, не брали ни в один московский и ленинградский театр. Так началась его провинциальная жизнь. Крюков сменил множество сцен, играл в театрах Тбилиси, Ростова-на-Дону, Риги. Играл и на родине, в Калининском драматическом театре. Актёром кино он окончательно стал в 1958 году. В хрущёвскую «оттепель» ему, наконец, удалось вернуться в Ленинград и поступить на киностудию «Ленфильм». В тот год на экраны вышел фильм «Последний дюйм» по одноимённому рассказу Джеймса Олдриджа, в котором Николай Крюков сыграл роль лётчика Бена Энсли. Его актёрская работа была отмечена премией Всесоюзного кинофестиваля за лучшую мужскую роль и стала настоящей визитной карточкой актера. Фильм и сейчас производит сильное впечатление, а песня-лейтмотив «Тяжёлым басом гудит фугас…» уже более 60 лет живёт собственной полнокровной жизнью.
Крюков много и с успехом снимался в кино в 1960-х годах, и почти все роли, даже небольшие, оказались запоминающимися: Тит Бородин в «Поднятой целине», майор Ржанов в «Чистых прудах», немецкий шпион Дункель в «По тонкому льду» (фраза «Спокойно, Дункель!» стала крылатой), Виктор Гюго в «Ошибке Оноре де Бальзака»

И тогда, и позднее Николай Крюков часто снимался в детективах и фильмах на военную тему. Внешние данные, взгляд, манера двигаться и, конечно, высочайшее актёрское мастерство позволяли ему неповторимо играть сложные характерные роли. В 1970-х — 1980-х годах не остались незамеченными его работы в фильмах «Пропажа свидетеля», «А вы любили когда-нибудь?», «Земля Санникова», «Смерть под парусом», «В зоне особого внимания», «Бронзовая птица», «Остров сокровищ» и многих других.

Одной из лучших работ Н.Н. Крюкова в кино стала роль рецидивиста Прохора в фильме «Петровка, 38». В сериале Игоря Масленникова «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона», конечно, блистали, прежде всего, Василий Ливанов и Виталий Соломин, но и роль полковника Себастьяна Морана в исполнении Николая Крюкова запомнилась миллионам любителей кино.

В 1990—1992 годах, когда Н.Н. Крюкову исполнилось уже 75 лет, вышло 9 фильмов с его участием! На одном из петербургских сайтов есть строки, с которыми нельзя не согласиться: «Он мог сыграть немецкого генерала и советского полковника, бельгийского барона и кубинского коммуниста, шведского адмирала и ганноверского короля, председателя рыболовецкого совхоза и командира партизанского отряда, следователя и бандита-рецидивиста. И отрицательных и положительных героев он всегда играл на самом высшем уровне».

Среди наших земляков немало блистательных актёров: Вера Васильева и Нина Сазонова, Владимир Зельдин и Михаил Царёв, Георгий Жжёнов и Олег Видов… Николай Крюков — в этом ряду избранных.

Вячеслав Воробьёв, профессор Государственной академии славянской культуры